Октябрь 23, 2017

Из жизни. Часть 5

10 лет назад ВАШГД (Высшая академическая школа графического дизайна) находилась в здании Московского Художественного Училища (бывшего Калининского) на Савеловской. У всех студентов были предметы не только дизайнерские, но и академические. Такие как: философия, основы права, основы экономики, анатомия, рисунок, живопись...

По всем этим предметам мы сдавали экзамены. Я их все посещала, хотя большая часть группы забивала на них. А я была какая-то супер правильная студентка. Ну не могла я прогулять, хотя иногда было очень скучно.. Педагог по основам права и экономики, Иосиф Данилович, такой маленький дядька в возрасте, ну ужасно добродушный и всегда улыбающийся... невозможно было его расстраивать. А нас и было-то 2,5 калеки на его занятиях. Если бы мы не ходили, может, и не получили бы все прогульщики зачеты. А так мы вроде как за всех отрабатывали программу.
Мне стольких усилий стоило это поступление, что я ничего не пропускала.

В какой-то момент на основы философии я стала ходить одна. 
А препод стал со мной разговаривать о жизни. Оказалось, что он учит французский, так как его дочь живёт во Франции, а он хочет переехать к ней поближе. Но французский он знал плохо, хотя и ходил в какой-то языковой кружок. Но так как там все говорили не очень, это ему мало помогало. И мы с ними стали говорить по-французски (не зря же я его 10 лет учила). Так философия превратилась в диалоги на французском. Мы даже расстраивались, когда кто-то не запланировано являлся на урок, и приходилось возвращаться к Сократу.

Живопись и рисунок проходили так же, как, наверное, и во всех художественных вузах страны — наш педагог по фамилии Коростелев (имени и отчества не помню) появлялся примерно раз в месяц. Он готовил для нас постановки, мы их рисовали. Но каких-то вообще слов от него я не помню. То есть не помню, чтобы он нас УЧИЛ рисовать. С живописью была примерно такая же история, только педагогом была женщина.

Историю искусств вела прекрасная Елена Рымшина. Когда в ГМИИ Пушкина проходила выставка Коко Шанель, Рымшина принесла нам каталог с выставки и, если я правильно помню, разнесла его в пух и прах. Рымшина была и есть очень крутой искусствовед. И нам повезло, что она вела у нас занятия. Но, как назло, как только она начинала говорить (почти всегда закрывая при этом глаза), я уносилась в какие-то дальние дали. Я и пыталась ее слушать и воспринимать информацию, но ее словарный запас был таким заковыристым, что я половину не понимала, а другую половину прослушивала из-за того, что она очень монотонно рассказывала. В общем, для меня это были самые бесполезные часы. Мой мозг просто не мог усвоить лекции Елены Николаевны. К сожалению.

Были ещё занятия по спец.рисунку с Михаилом Михаиловичем Соркиным (МихМихом). Помню как мы пришли на его самый первый урок. Он сидел за кафедрой, чуть выше нас и то ли рисовал, то ли писал — как будто был чем-то занят и с нами не разговаривал. Наши "дизайнерские" занятия в основном проходили во второй половине дня, многие опаздывали, кто-то ехал с работы. Мы все к этому давно привыкли и не обращали внимание, когда кто-то входил после начала занятий. Но МихалМихалычу было не все равно. Он сидел, молча, и ждал, когда перестанут заходить опаздывающие. Через полчаса после начала занятия он с нами заговорил. Сказал, что он не потерпит опозданий, и предложил всем, кто не хочет посещать его курс, сразу уйти. Ушёл Данила, остальные остались, но очень сильно напряглись. На следующее занятие пришло меньше половины группы. Таким составом мы и стали заниматься. А МихМих стал одним из наших любимых педагогов. Моих так точно)

Сергей Иванович Серов, основатель ВАШГД, знакомил нас с классической типографикой, золотым сечением, межбуквенными просветами, серебром набора, капителью. Серов знал студентов всех курсов по именам и был таким связующим звеном между нами всеми: преподавателями и студентами..

Но, конечно, основными были занятия с Борисом Владимировичем Трофимовым. На них БВ рассказывал нам о своей любви к типографике, к книгам, к развороту, к композиции и чистому листу. Если Елену Николаевну Рымшину я не могла воспринять, то все слова БВ как будто впечатывались мне в голову. БВ приглашал к нам на занятия своих друзей.

Юрий Юрьевич Ветров (с 1990 по 1994 г. директор балетной труппы Большого Театра) рассказывал нам, в течение 5 занятий, о балете, показывая не только классику, но и современный балет. Мы погружались в какой-то совершенно новый для нас мир. Именно после этих встреч я изменила своё отношение к балету. Что в общем не удивительно.

С Александром Арнольдовичем Кошкиным мы вручную кисточками отрисовывали готические буквицы. Все эти дополнительные уроки не были обязательными к посещению. Мне кажется, у нас на все предметы ходило разное количество людей. Вот например Данила, сбежавший со спецрисунка, принёс на последнее занятие с Кошкиным, наверное, самую красивую работу.

Евгений Корнеев рассказывал нам о книгах, как будто это были живые существа: показывал голые корешки книг, заголовки на обрезе, слоеные цветистые пироги из типографских тетрадей, крупнорастрированные иллюстрации, различные абзацные отступы, книгу самого узкого формата в мире, "щётку", оставшуюся после извлечения страниц...
villakuritsaПетр Перевезенцев придумал целый мир «Капыса», в котором жили капысяне. У капысян было много книг и книжечек, каких-то свитков, которые создавал сам Петр. Сколько не искала потом информацию о Капысе в интернете, так и не нашла ничего.

Анатолий Гусев (дизайн-директор издательского дома «Коммерсант» и профессор Строгановки) рассказывал о газетной вёрстке, о каких-то своих фишках и придумках, которыми он гордился. А ещё показывал несколько книг, которые он оформлял для издательства моего папы («Новое Издательство»). Как-то сидя в издательстве и показывая папе и Сашке (моей сестре) какую-то новую обложку, Толя сказал: «Ну я же круть неимоверная!».

Может, в этом и есть главное отличие гос. ВУЗов и ВАШГД — нам давали свободу, воспринимали нас, вместе с БВ мы придумывали выставки, приуроченные к завершению семестров. Это были прекрасные праздники, на которые мы приглашали наших родителей и друзей. Для выставки СВЕТЦВЕТ мы собирали из проводов, вилок и патронов — лампочки, удлиняли удлинители. Мы ходили на просмотрах счастливые, потому что все сделали сами. Конечно, была и волнительная часть, когда все зрители рассаживались, а мы, студенты, презентовали свои работы на проекторе. Но БВ всегда нам морально помогал с этими защитами, поддерживал словами даже тех, у кого было мало работ. Все реальные оценки мы получали после, на следующий день, когда делились впечатлениями и обсуждали результаты.

С нами работали люди, которые действительно хотели преподавать. Нашими педагогами были уверенные в себе профессионалы, кайфующие от собственного вклада в графический дизайн.

ВАШГД была прикреплена к художественному училищу, поэтому через 3 года мы должны были получить дипломы о среднем специальном образовании, и перейти в Национальный институт дизайна сразу на 3 курс. Проучиться ещё 2 года и получить диплом о высшем образовании.
Но после защиты дипломов на 3-тьем курсе БВ нас собрал и сказал, что ему нечему учить нас ещё 2 года. И предложил остаться на базе училища только на 1 год, за который он поделится с нами тем, чем ещё не успел. В конце этого дополнительного года снова была защита, после которой выдали дипломы о среднем специальном образовании повышенного уровня.


Я не знаю, в каком государственном ВУЗе студенты вместе с педагогом могут, посовещавшись, решить, сколько лет им ещё учиться. У нас же было голосование.

Мы участвовали в подготовке к Биеннале графического дизайна «Золотая Пчела»; сортировали плакаты на складе, а потом развешивали их в ЦДХ; ездили на триеннале экологического плаката в Харьков и на мыс Тарханкут; устраивали футуристический Новый год и выставку СВЕТЦВЕТ.


Многие начали работать по специальности, будучи студентами. Я после второго курса стала удалённо работать с Nile Studio. Моей первой работой стал календарь 2008 года о болеющих туберкулезом для «Врачей без границ» (MSF), а второй — каталог к фото-выставке о туберкулезе в тюрьмах. Со всем этим связана смешная история: когда я получила отпечатанный каталог, гордости моей не было предела, я решила показать его маме и спросила: «Ну что, нравится?». Тут нужно представить лицо мамы, которая боролась с ужасом от фотографий больных туберкулезом и желанием улыбаться, чтобы меня как-то поддержать. Позже я показала каталог Серову и рассказала о реакции мамы, мы очень смеялись)

Одним словом, ВАШГД — это люди. Андрей Амлинский, Юрий Норштейн, Юрий Гордон, Максим Жуков, Михаил Аникст, Артемий Лебедев, Ирина Тарханова и другие.

Продолжение следует)


Яндекс.Метрика