Декабрь 13, 2017

Из жизни. Часть 6

Как я уже писала, работать графическим дизайнером я стала после второго курса. Нас в ВАШГД не обучали программному обеспечению. То есть были уроки с Ильей Брябриным, который иногда опаздывал, а иногда вообще не приходил, но эти занятия были уже для продвинутых пользователей Photoshop и Illustrator. Только на втором курсе, я поняла, почему мои работы такие лобовые, — я понятия не имела о существовании Transparency!

Взявшись за заказ для MSF (международная благотворительная организация «Врачи без границ»), я часть времени работала в Nile Studio, а часть — дома. Данила, арт-дир, учил меня создавать кривые в Illustrator, маски для слоёв, показывал инструменты работы с текстом. Я, конечно, хороший ученик, мне не нужно было повторять все по сто раз, но вообще мне даже самой сложно понять, как Юра Алексеев (один из руководителей Nile Studio) согласился доверить мне создание календаря для MSF.

Nile было моим первым дизайн-агентством, и я с интересом наблюдала, как у них все устроено. Например Данила был очень собранным, он приходил вовремя и уходил вовремя. И я никогда не видела, чтобы кто-то его останавливал с просьбой что-то срочненько доделать. Была в Nile одна девушка, которая ночевала там на диване, около 12 она просыпалась и садилась за комп, надевала наушники и постепенно оживала. Периодически все вокруг меня надевали наушники, закидывали ноги на стол и начинали играть в какую-то сетевую стрелялку. Ещё там был стол для пинг-понга. Получение календаря из типографии мы с Наташей и Машей из MSF отмечали распитием вина. А ещё мне выдали мой первый гонорар.
С Врачами без границ я проработала потом ещё 3 года, уже как фрилансер напрямую.

В последний год обучения в ВАШГД все мои однокурсники работали по специальности, кто-то на позиции дизайнера, кто-то арт-директора. Я была штатным дизайнером в брендинговом агентстве.

Помню, как я повесила своё резюме на hh (даже не доделанное), а на следующее утро мне позвонили из какой-то компании и позвали на собеседование. Я спросонья не поняла, что за компания меня пригласила и просто под диктовку записала адрес.

На встрече Андрей (директор) попросил меня сделать тестовое задание: по брендбуку создать новую этикетку. Нужно было соблюсти все правила этого брендбука. Я часа 2-3 провозилась с этим. Но Андрей был очень доволен результатом и предложил выйти на следующий день. Так я и получила постоянную работу. Я была единственным дизайнером и вполне справлялась с задачами. Андрей отправил меня на два курса по Photoshop за счёт компании, а так как я постоянно использовала эту программу в работе, все знания я применяла на 100%.

Приближался последний, четвёртый год обучения в ВАШГД. Я понимала, что мне не очень хватает знаний и уверенности в себе; что я хочу учиться дальше. Мой выбор пал на единственный достойный вариант (после ВАШГД), где я бы точно не повторяла программу, а узнала что-то новое, — британскую программу обучения графическому дизайну в БВШД (Британской высшей школе дизайна). Единственная проблема заключалась в том, что я совсем не знала английского.


Поэтому на 4-ом курсе я стала заниматься английским с педагогом два раза в неделю. Учитывая наличие работы с 10 до 19 и учебы, заниматься я могла только по скайпу. Я начала обучение с уровня Elementary. 


В 2008-ом году был кризис, и компанию Андрея через несколько лет он тоже настиг. Было принято решение о закрытии агентства. Мы всей командой подрядились создавать фирменный стиль для простенькой сети кулинарий «Добродар». Правда, через 3 месяца договор закончился, и Андрей ушёл, Ангелина (наш менеджер) тоже ушла. Точнее, уехала в деревню. А я осталась. Была весна, мне нужно было скоро поступать. Нужно было оплачивать учебу и английский. У меня не было вариантов, а искать другое место работы не было сил. Я сидела в одной комнате с продавщицами кулинарий, которые обсуждали покупателей, скрытые закупки и матерились. Поэтому большую часть времени я сидела в наушниках.

В какой-то момент мне позвонил Андрей, сказал, что устроился директором в одно рекламное агентство и предложил прийти к ним на собеседование. Собеседование проводили арт-директор Бен и Ирина, одна из владелиц бизнеса. Бен, увидев в резюме «Свободное владение французским», что-то спросил меня на французском, я ответила, мы посмеялись, а Ира очень напряглась. Она была из тех людей, кто должен все контролировать. Бен дал мне тестовое задание сроком две недели. Когда я приехала показать результат, Бену все понравилось и он пообещал набрать мне в течение нескольких дней.


Через какое-то время я набрала Бену сама, а он очень сконфужено ответил, что меня не берут, и типа раз он не позвонил, я должна была сама догадаться.

Ещё через две недели позвонил Андрей и сказал, что меня берут. Я была очень удивлена и спросила, что это за ерунда такая. Оказалось, что Бен был готов меня взять, а Ира была категорически против. В общем примерно так началось наше с ней молчаливое противостояние. Я физически ощущала, как не нравлюсь ей.

Первый месяц я вообще ни с кем не разговаривала. В компании сменилось руководство, и Андрей увольнял старых сотрудников, нанимая новых. Это, конечно, не прибавляло мне очков в коллективе. Моим первым заданием была этикетка для водки «Тучка». Я в жизни не делала этикеток, а это целое искусство. В общем, первая у меня вышла очень литературная и интеллигентная) а эта водка должна была стоить примерно 80 руб за бутылку 0,5. 
Дальше был дешёвый коньяк, который смотрелся как дорогущий виски. На всякий случай поясню: это значит, что у меня фигово получалась моя работа. Но к концу испытательного срока я очень даже втянулась и научилась делать этикетки, привлекающие свою целевую аудиторию.

Где-то параллельно со сменой работы, я защитила диплом в ВАШГД и настала пора поступать. Я выбрала Foundation Art & Design и шла в самом последнем потоке. И все из-за английского. Иногда я занималась по скайпу без видеосвязи, чтобы связь не подвисала. Тогда я обкладывалась всеми возможными тетрадями и учебниками со всех сторон и при проверке выученных (не выученных) новых слов, моей задачей становилось просто отыскать это слово глазами, не шурша бумажками. Это был самый настоящий самообман, потому что английский был нужен мне и никому другому, но мой мозг закипал, сдавался и не мог усвоить столько новой информации.

Экзамен при поступлении был по сути один — английский, плюс собеседование (на английском) и показ портфолио. Экзамен состоял из аудирования, теста на грамматику, эссе, и задания на понимание текста. Как я его сдавала, я даже не помню. Это был мой страшный сон. С портфолио проблем не было: я составила его и из учебных, и из реальных работ. Но не успела подготовить текст, который буду говорить на презентации. В итоге мне повезло, собеседовал меня русский педагог и практически сразу, поняв всю тщетность диалога на английском, он перешёл на русский. Он мне прямо сказал, что может меня зачислить на курс, но мне будет очень и очень непросто. Мне вообще было сложно поверить, что он это серьёзно: «Подумаешь сложности, главное я буду учиться! Моя мечта сбылась!».

Первая встреча всех студентов Foundation проходила в большом актовом зале. Alex Matthews рассказывал о курсе, показывал какие-то слайды, народ периодически смеялся (видимо Алекс шутил), я ничерта не понимала. Сидя где-то на задних рядах, я просто улыбалась и про себя говорила: «Какая же я крутая! Я сделала это!». Я прекрасно помню эти ощущения, их хочется переживать снова и снова!

Продолжение следует:)

Фотографии с выставки «СветЦвет» в ВАШГД. 


Яндекс.Метрика